20.06.2006

Версия & Пресс-Атташе.Ru

Ирану разрешили стать ядерной державой

Весь последний год муссировались слухи, что американо-иранский вооружённый конфликт неизбежен. Аналитики говорили о непреодолимости разногласий между Вашингтоном и Тегераном, политики с той и другой стороны делали резкие заявления, часть американского военного контингента, расквартированного в Ираке и Афганистане, уже готовилась к переброске в Иран. Казалось, ещё немного, и начнётся война.

Возможно, ещё два-три года назад всё бы так и закончилось. США или их союзники разбомбили бы ядерные объекты Тегерана, а американские морские пехотинцы попытались бы оккупировать территорию Ирана с целью его демократизации по афганскому или иракскому сценарию. Но похоже, что на сей раз Буш-младший решил воздержаться от силового решения иранской проблемы.

От кнута к прянику

Почти 30 лет Соединённые Штаты использовали для общения с Исламской республикой Иран исключительно кнут. И это не только угроза военного вторжения, перспектива которого замаячила в последнее время. Это и замораживание счетов иранских лидеров за рубежом. И запрет на зарубежные поездки высокопоставленных чиновников и специалистов, связанных с ядерной программой, эмбарго на поставку вооружений. А также понижение уровня дипломатических отношений с Тегераном и дальнейшее противодействие со стороны США к вступлению Ирана к ВТО (Америка 22 раза голосовала против присоединения Тегерана к этой международной организации и лишь в 2005 году пошла на попятный и не стала ветировать саму возможность переговоров с Ираном по этой проблеме. - Авт.).

И, конечно же, запрет на экспорт в Иран авиазапчастей, сельхозоборудования и продуктов нефтепереработки, прежде всего бензина с высоким октановым числом (у Тегерана нет оборудования для его перегонки. - Авт.).

Теперь Штаты решили нарушить 30-летнюю традицию и от кнута перейти к прянику. Госсекретарь США Кондолиза Райс поначалу предложила Ирану начать переговорный процесс в обмен на отказ от обогащения урана на иранской территории. Комментаторы истолковали предложение госпожи Райс чуть ли не как первый шаг к восстановлению дипломатических отношений, прерванных ещё в 1979 году, после исламской революции. Но в Иране сочли, что в таком виде пряник не достаточно сладкий и назвали заявление госсекретаря неконструктивным. Пришлось срочно добавлять сахару.

Запчасти вместо бомбы

Новый пакет предложений для Ирана США согласовали с четырьмя постоянными членами Совета безопасности ООН - (Великобританией, Китаем, Россией и Францией), а также с членом евротройки Германией. Подробности всех новаций пока не разглашаются, но уже известно, что Ирану предлагают снять запрет на поставку запасных частей для пассажирских лайнеров. Как известно, гражданский авиапарк Ирана комплектуется из морально устаревших американских и европейских самолётов, запчасти к которым не поставлялись в страну со времён исламской революции 1979 года. В последние годы аварии на авиалиниях Ирана стали обычным делом. Так что снятие эмбарго на поставки запчастей от Airbus и Boeing может быть заманчивым.

Также речь идёт о поставках в Иран западного сельскохозяйственного оборудования. Ну а помимо этих, достаточно конкретных вещей члену оси зла предлагаются гарантии безопасности.

Конечно, наивно было бы предполагать, что Иран свой атомный национальный проект разменяет на закрылки и сенокосилки, и уж подавно не верится, что собственную безопасность там доверят такой стране, как США. Ведь Америка воспринимается большинством иранцев как мистическое воплощение некоего мирового зла.

И тем не менее глава МИДа Ирана Манучехр Моттаки заявил о своей готовности рассмотреть эти предложения. Так что, кроме этих скромных западных уступок явно было что-то ещё, что и позволило господину Моттаки заменить своё традиционное нет на более мягкую формулировку.

Ирану позволят иметь собственный мирный атом

В кулуарах российского МИДа поговаривают, что главное предложение, сделанное Ирану США, включает возможность обогащать уран на собственной территории. Эта уступка предлагается в обмен на то, что Тегеран всего лишь приостановит нынешние работы в ядерной области, пока Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) доподлинно не установит, что иранская программа имеет исключительно мирную направленность.

Ирану даже поставят импортный атомный реактор и гарантируют ввоз обогащенного урана из-за рубежа, по крайней мере до тех пор, пока Тегеран не научится обогащать уран самостоятельно в промышленных объёмах.

На деле это означает теоретическую возможность дальнейшей эксплуатации завода по переработке ядерного топлива в Исфахане, где, как утверждалось, и проводились испытания не только мирного атома. Там уже из жёлтого порошка U3O8 получали тетра- и гексафторид урана, а также планировали производство из гексафторида диоксида урана, который и является топливом для реактора. Проблема Ирана заключалась лишь в том, что там пока не научились производить диоксид урана в необходимом объёме. Кстати, тот же самый диоксид после определённой обработки может стать и начинкой для ядерной боеголовки.

Перспективы иранской атомной бомбы

Однако и такое вкусное предложение Иран принимать не торопится. Манучехр Моттаки прямо заявил, что предложения потребуют детального обсуждения, и ждать ответа в каком-то обозримом будущем не стоит. Секретарь Совета безопасности Ирана Али Лариджани на встрече с верховным комиссаром Европейского союза по вопросам внешней политики и безопасности Хавьером Соланой высказался в том же духе: Мы должны во всех подробностях изучить представленные нам предложения, после чего Иран даст своей ответ. И мы не можем сейчас определённо сказать, сколько нам на это потребуется времени.

Стало быть, срок на раздумье у Тегерана достаточно большой, поскольку, судя по всему, его ничем не лимитировали. Специалисты нашего МИДа считают, что речь может идти и о трёх-четырёх неделях, в течение которых иранское руководство может определиться, принимает ли оно предложения шестёрки, и о гораздо более длительном сроке.

Эти проволочки позволяют некоторым странам и политикам думать, что иранский атом не будет исключительно мирным. Так, в Израиле сильны опасения, что Иран стоит в шаге от создания собственного ядерного оружия. А лидер партии Наш дом Израиль Авигдор Либерман утверждает, что затягивание переговоров на руку иранскому руководству, которое определённо не хочет отказываться от своих планов по созданию ядерного оружия. Если бы речь шла только о ядерном реакторе и электроэнергии для мирных жителей Ирана, всех бы устроило предложение Америки о поставке оборудования, работающего на так называемой лёгкой воде. Но Тегеран такое предложение не устроило, и устроить не могло, ведь их цель собственное ядерное оружие. Либерману вторит другой израильский политик - Натан Щаранский: История повторяется. Мы уже имели дело с уверениями Хомейни, что Иран интересует только мирный атом, и в результате наши штурмовики разнесли иранский научный центр, где создавалось ядерное оружие. Президент Ирана Ахмадинежад только тянет время. А нашу озабоченность легко понять, ведь первой и, возможно, единственной целью иранского ядерного удара станет не Америка, предлагающая бессмысленные компромиссы, а соседний Израиль.

Председатель Комитета Госдумы РФ по международным делам Константин Косачёв полагает, что тактика затягивания Тегерана пока полностью себя оправдывает: США уже в принципе не исключают переговоров с Ираном, что ещё недавно было невозможно себе представить. Для иранской дипломатии это, безусловно, важный прорыв. Но, возможно, иранское руководство тянет время для того, чтобы дать своим учёным возможность завершить работу по обогащению урана, и поставить весь мир перед свершившимся фактом, как в разное время сделали Индия, Пакистан и Израиль.

Надо ли бояться иранской атомной бомбы

Однако очевидно, что реакция Тель-Авива объясняется не столько самим фактом угрозы ядерной атаки на Израиль, сколько утратой региональной монополии на эту самую угрозу. Ведь теперь и противник может бряцать таким же оружием.

А шестёрка явно намерена договориться с Ираном полюбовно, не злоупотребляя подозрениями и не применяя санкций. На недавней встрече с представителями ведущих мировых информационных агентств Владимир Путин предельно ясно высказался по этому поводу: Что касается санкций, то мы думаем, что об этом пока рановато говорить. Нужно провести обстоятельный глубокий разговор с иранским руководством. Только после этого можно будет говорить о перспективах развития данного процесса: В то же время Владимир Путин высказался против применения силы при любых обстоятельствах.

Понимать ли под любыми обстоятельствами и то, что в один прекрасный момент Иран войдёт в Международный ядерный клуб не как энергетическая, а как военная держава?

Едва ли появление в этом регионе ещё одной партии ракет с ядерными боеголовками может всерьёз тревожить Россию, хотя вслух это вряд ли решится проговорить какой-либо российский чиновник.

Ядерным оружием здесь уже обладают Пакистан, отношения с которым у России куда менее дружественные, нежели с Ираном. Это оружие есть и у Израиля. А история наших дипломатических отношений с этой страной отнюдь не всегда была идеальной. Аналогичное вооружение есть и в Индии, стране однозначно дружественной нам. Китайские специалисты научились делать ядерное оружие не без помощи советских учёных.

Всё это скорее укладывается в старую советскую доктрину ядерного сдерживания, согласно которой наличие атомных бомб у разных стран делает их осторожнее и гарантирует худой ядерный мир вместо хорошей тротиловой ссоры.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»