30.11.2001

Игорь Кузьмин

Наш край, Красноярск

Эшелон специального назначения

Как сообщали СМИ России и всего мира, 8-го ноября в г. Жезногорск прибыл специальный железнодорожный состав. Он доставил из Болгарии 41 тонну ОТВС - отработавших тепловыделяющих сборок. 19 ноября перегрузка в мокрое хранилище всех 96 вновь поступивших облученных сборок завершена. Вся операция прошла в штатном режиме

Обеспечение выполнения этой сложной операции было поручено бригаде из трех опытных работников изотопно-химического завода Горно-химического комбината: Алексею Буторину, руководителю группы по транспортировке отработанного ядерного топлива (ОЯТ), Андрею Голенкову, ответственному сопровождающему специального железнодорожного состава и Виктору Беспалову, заместителю начальника цеха транспортировки и хранения ОЯТ.

Сегодня своими впечатлениями о поездке с нашими читателями делится Виктор Павлович БЕСПАЛОВ, выпускник Московского химико-технологического института имени Д. И. Менделеева, работающий на ГХК с 1984 года, и его большой практический опыт и знания способствовали выполнению важного задания.

- Какова была цель Вашей командировки, и какие у вас остались впечатления от этой поездки?

- Впервые была осуществлена пере возка отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) из-за рубежа. До сих пор топливо па комбинат ввозилось только с российских и украинских атомных станций. Интересен рейс был и тем, что также впервые было совмещено три вида транспорта при доставке отработавшего топлива - железнодорожный, водный по реке Дунай и автотранспорт со станции Козлодуй.

Сложность заключалась в согласовании времени встречи всех этих транспортных средств, поскольку в транспортировке участвовали три страны - Россия, Украина и Болгария.

В целом можно сказать, что рейс прошел без эксцессов. Возникающие организационные и технические вопросы решались совместно всеми тремя сторонами.

Специалисты Болгарии на атомной станции нам понравились тем, что они знают все проблемы, которые касаются оборудования и технологии обращения с топливом. И проблемы языкового барьера не было, поскольку практически все они говорят на русском языке.

Взаимоотношения со всеми партнерами были нормальные и деловые. К сожалению, в самой Болгарии из-за довольно напряженной работы нам не удалось побывать на экскурсиях и посетить другие города, но мы довольно хорошо осмотрели сам город Козлодуй.

Атомная станция является градообразующим предприятием, других производств там нет. Городок небольшой, населения около пятнадцати тысяч человек. Приличная улица только главная. В стороне от главной улицы - одноэтажные дома с приусадебными участками, которые похожи на наши деревенские дома. Что поразило - очень много всевозможных кафе.

- Как встречали вас атомщики-болгары?

- Когда мы оформляли доступ на саму территорию станции, некоторых документов не было, в частности, медицинских справок. Нам довольно быстро организовали медосмотр и допустили на территорию. Некоторое неудобство заключалось в том, что, по их правилам, мы должны были ходить только с сопровождающим - и по территории, и по объектам. Это режимные требованиями требования по технике безопасности. А выделить постоянного сопровождающего сложно, как и на любом предприятии.

Встречали нас гостеприимно, рады были, но с первого же вечера заговорили о технических вопросах "Атомная школа" у них советская, многие посещали российские атомные станции и зарубежные АЭС. Сама Козлодуйская станция построена по проекту специалистов из Советского Союза. Поставлял "свежее" топливо Советский Союз, а теперь Россия Соответственно, отработавшее топливо ввозится к нам.

- Сколько у вас было человек?

- Российская команда состояла из семи человек, старшим, ответственным сопровождающем был у нас Алексей Голенков, с ним пять операторов установок спецпоезда, и мы с Анатолием Буториным были направлены как технические специалисты для консультаций, решений технических вопросов и для инспекции по контролю за обращением с топливом Алексей Николаевич - хороший инженер, ответственный сопровождающий спецсостава, работник цеха N2 изотопно химического завода

- Отличаются ли доставленные из Козлодуя отработавшие тепловыделяющие сборки (ТВ С) от тех, что уже много лет поступают на ГХК?

Абсолютно ничем не отличаются. Со всех станций России и Украины мы ввозим эти сборки, состоящие из ТВЭЛов. Это тепловыделяющие элементы, части одной сборки. Отличаются они только тем, что перед транспортированием, в соответствии с техническими условиями, болгарские выдерживались в приреакторном бассейне пять лет, тогда как другие - "наши" - три года Все это делается для повышения безопасности, для создания более мягких условий транспортирования.

- Представьте себе, что по разным причинам сборки остались в Болгарии. К чему бы это привело?

- Первый блок Козлодуйской станции был запущен в 1985-86 годах, и сейчас они наработали топлива столько, что оно уже не помещалось в приреакторные хранилища. Они, конечно, находили технические решения, например, всевозможное уплотнение.

Все это могло привести, к остановке реактора. А если реактор остановится, не будет производства электроэнергии. Атомная станция эта во всей Болгарии одна, и потребность в ее энергии очень большая.

- На основе какого юридического документа вы действуете?

- Основной документ - закон об использовании атомной энергии Конкретно с Болгарией, к сожалению, наш ГХК не имеет отношений ГХК заключил договор с посредником при министерстве создана фирма "Техноснабэкспорт", занимающаяся поступлением и продажей урана и свежих ТВС. Она же и заключает контракты на ввоз ОЯТ.

- Насколько серьезной с точки зрения радиационной безопасности, могла быть аварийная ситуация в дороге?

- Контейнер с топливом, который находится в вагоне, спроектирован, изготовлен и испытан на таком уровне, что даже если он выпадет, в случае, допустим, разрушения железнодорожного пути, то разгерметизации не будет. Загрязнения местности не произойдет.

Трудность будет в том, что как этот контейнер потом поднять? Сейчас на железной дороге есть краны большой грузоподъемности. Можно подогнать другой вагон и перегрузить. Вагон сломаться - контейнер не разрушится.

Во всяком случае, за время пятнадцатилетий эксплуатации, транспортирования никаких инцидентов, связанных с разгерметизацией, загрязнением окружающей среды, не было.

А контейнер рассчитан так, что имеет толщину стенок, обеспечивающую уровень излучения снаружи не более чем положено для профессиональных работников. То есть персонал в течение восьмичасовой смены не подвергается сверхнормативному облучению. Проводится постоянно дозиметрический контроль, облучения выше допустимых норм тоже никогда не было.

- Существуют не только особые железнодорожные, но и водные, и автомобильные транспортные средства?

- И вагоны, и речные суда, и автотранспорт проектировались и изготавливались специально для перевозки нашего топлива.

- А те люди, которые обеспечивают перевозку - машинист, механик локомотива, бригада и другие - они знают, что везут?

- Машинисты локомотивов, капитан и матросы судна, водители специального автомобиля - большого автотрейлера - все они, естественно, предварительно инструктируются. Весь персонал обучен и аттестован. О радиационной опасности в аварийных случаях они знают, как и о том, что существуют специальные мероприятия. Они обучаются специальным действиям у персонала, имеющего дело с ОЯТ. Так что случайных людей нет.

Машинистам таких литерных поездов дается специальный запечатанный конверт. Его нужно вскрыть в случае аварии. Там написано, что это за груз, и хранится инструкция по действиям в чрезвычайных ситуациях. И у сопровождающих есть такие документы. Там расписано все, что надо делать.

Кроме того, имеется военизированная охрана в вагонах, судах. Когда ехали из Болгарии, было три вида охраны - болгарская, украинская, потом наша, российская. А по воде, кроме болгар, нас сопровождал пограничный румынский катер с солдатами войск специального назначения - в бронежилетах, в касках.

- А были ли у вас в Болгарии контакты с так называемыми "зелеными"?

- С зелеными не встречались, хотя, говорят, они там тоже есть.

На нас произвело впечатление другое - когда в первый день мы собрались идти на реактор, в восемь утра включили телевизор - русскоязычный канал. Цитирую почти дословно "Как стало известно нашему корреспонденту, Усама Бен Ладен наладил контакт с сотрудниками атомной станции в Козлодуе, собирается купить радиоактивные отходы для изготовления "грязной атомной бомбы". Посредником выступает работник атомной станции Иван Иванов. К сожалению, корреспондентам не удалось узнать, что представляет собой эта бомба".

Мы пришли и рассказали об этом коллегам. А они, смеясь, говорят нам:

- Не обращайте внимания. Уже не в первый раз эту "информацию" передают.

- Какое значение имеет этот состав непосредственно для ГХК?

- Так как транспортные расходы большие, то доставка болгарского топлива оплачивается нам в два раза дороже, чем российское и украинское. А деньги идут на оплату труда по перевозке и по хранению, на выполнение всевозможных радиоэкологических мероприятий. Это важно и для комбината, и для края в целом.

Как на днях сообщила газета "Вестник ГХК", 19 ноября перегрузка в мокрое хранилище всех 96 вновь поступивших облученных сборок завершена. Вся операция прошла в штатном режиме.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»