24.11.2001

Дмитрий Фролов

Новые известия

Битва в пути

Минатом в предчувствии "рельсовой войны"

Та часть последнего заседания кабинета министров, где речь шла о мерах по обеспечению безопасности при перевозке радиоактивных материалов, задумывалась как самая беспроблемная. Премьер-министр был явно воодушевлен исторической справкой, согласно которой отечественный опыт транспортировки делящихся материалов не отягощен ни одним крупным происшествием, и потому, когда Михаил Касьянов упомянул о необходимости неослабевающего внимания, он лишь употребил дежурную фигуру речи. Точно так же как и тогда, когда подчеркнул важность информирования населения о системе безопасности.

Однако с точки зрения Минатома и то и другое оказалось весьма чувствительными темами. Оказывается, ядерное ведомство, чуть ли ни впервые за полвека, не только ощущает прямую и явную угрозу безопасности собственных грузов, но и образовалась эта пагуба как раз из-за избыточного информирования сограждан. Именно этот вывод можно сделать из комментариев первого заместителя министра по атомной энергии Валентина Иванова, который сразу после заседания поведал журналистам, что не кто-нибудь, а именно "зеленые" и примкнувшие к ним граждане являют собой ту силу, которая способна повысить вероятность аварийности при перевозке делящихся материалов, и противостоять которой Минатом способен лишь "с помощью силовых властей" и при условии полного и безоговорочного засекречивания маршрутов транспортировки ядерных грузов.

Столь неоправданно высокая оценка роли и места общественных оппонентов Минатома, только что наголову разбитых им в битве за поправки о ввозе в страну иностранного отработанного ядерного топлива, - это вовсе не дань принципу "король умер, да здравствует король!". Прозрачный намек на то, что экологические террористы вот-вот начнут пускать под откос атомные эшелоны - это вполне согласующаяся с теперешней политтехнологической модой бесхитростная попытка свалить все с больной головы на чью-нибудь еще. Конечно, каждый имеющий уши услышит апокалиптические прогнозы Минатома. Но если он еще и задействует прилагающуюся к ушам голову, "зарядит", как теперь принято выражаться, мозги и свойственную им память, то выяснится, что до сих пор угроза целостности ядерных запасов отечества исходила отнюдь не от "зеленых", а, как и положено, от разгильдяйства и бездорожья.

С последним все достаточно прозрачно: статистика ДТП и железнодорожных катастроф даже самого завзятого оптимиста способна повергнуть в уныние. Что же до разгильдяйства в ядерной сфере, то оно не столь широко известно, но все равно непреходяще. Во всяком случае именно это свидетельствует директор "атомной" программы Российского Зеленого Креста Владимир Кузнецов, который до того как примкнул к подозреваемому в террористических склонностях стану экологистов работал, ни много ни мало, а начальником инспекции по ядерной и радиационной безопасности Госатомнадзора. "Физическая защита ядерных материалов всегда была слабым местом, и это выяснилось тотчас, как на них возник спрос", - утверждает Владимир Кузнецов. "Минатом и сам в этом не раз признавался, только с цифрами у него всегда выходила путаница. Например, в 1996 году представитель министерства сообщал о тридцати случаях хищений, произошедших в период с 1992 по 1995 годы. А еще через год его коллега поведал миру о пятидесяти двух случаях за тот же отрезок времени".

Говорить о том, что все эти криминальные эпизоды к проискам экологической общественности не имели никакого отношения, - излишне. Зато все виды разгильдяйства самих атомщиков и охраняющих их беспокойное хозяйство "силовых властей" представлены весомо, грубо, зримо. Рекордом можно считать исчезновение в 1992 году с территории обнинского Физико-энергетического института цезиевого источника весом... 180 килограмма. Потом, во время первой чеченской, когда, перекопав весь Измайловский парк, сило-вики нашли там обещанную анонимным доброжелателем цезиевую захоронку, они сильно удивлялись, А зря удивлялись - еще ведь Ломоносов учил, что ежели в одном месте убудет, то в другом непременно прибудет...

Прочие примеры не столь впечатляющи в смысле веса похищенного, но куда более серьезны в отношении содержания. В 1998 году ФСБ рапортовало, что его оперативникам, действовавшим в Челябинской области удалось пресечь хищение и предотвратить последующую продажу 18, 5 килограмма оружейных делящихся материалов, которых бы хватило на производство трех боевых ядерных зарядов. О том, чего пресечь и предотвратить не удалось, разумеется, речи не было. А вот возможность была. В том же году часовой, застрелив насмерть двоих и ранив одного из однополчан, покинул пост у хранилища объединения ПО "Маяк" (Челябинск-65). Тридцать тонн оружейного плутония остались без присмотра. Слава богу, что действительно остались.

А вот уже в прошлом году на Железногорском горно-химическом комбинате (Красноярск-26) при вскрытии контейнера с ядерным топливом недосчитались двух тепловыделяющих элементов, каждый из которых содержал три с лишним килограмма высокообогащенного урана. Тот же небезразличный химический элемент был похищен и по месту производства ядерного топлива - в подмосковной Электростали на предприятии концерна "Твэл". Сотрудник этой фирмы умудрился похитить 3, 7 килограмма урана 21-процентного обогащения. Неплохо для одиночки, но отнюдь не абсолютный рекорд: еще в 1992-1993 годах на Чепецком механическом заводе, что в городе Глазове в Удмуртии, недосчитались аж 30 килограммов. Но тогда тема антитеррора была не в моде, и Минатом все спустил на тормозах.

Что, впрочем, намерен делать и теперь. Старым казацким способом. Давно известно, если все засекретить, то что где убыло, и куда что прибыло выяснять придется уже следующим поколениям. Пусть даже и на себе.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»