24.11.2005

Маяк

специально для NuclearNo.ru

Что скрывается за иранским железным занавесом. Часть 7

Письмо Маяка о ядерной программе Ирана

Об авторе: "Маяк" - российский ученый ядерщик, вынужденный за серию публикаций о предоставлении Россией ядерных технологий Ирану, скрывать своё имя под псевдонимом.

Автор опубликованного материала несёт ответственность за точность изложенных фактов и событий.


Часть 6, 10 марта 2005.
Часть 5, 15 октября 2004.
Часть 4, 17 июня 2004.
Часть 3, 26 февраля 2004.
Часть 2, 4 ноября 2003.
Часть 1, 17 июня 2003.

В предыдущем письме я уже писал Вам о проекте научно-исследовательского ядерного реактора, который ведется Министерством Информации Исламской Республикой Иран (ИРИ). Проект считается приоритетным. Его цель, как мне сказали иранские должностные лица - медицинские разработки и научно-технический прогресс. Но у меня возникли серьезные сомнения относительно связи между реактором, в процессе работы которого получается делящееся вещество (для бомбы?) и медициной. Мы то знаем, что некоторые технические аспекты этого проекта не увязываются с невинным, на первый взгляд, стремлением развивать иранскую "научно-техническую" мысль. Так получилось, что пока я работал в Иране, из соображений безопасности не мог сообщить Вам те важные сведения, которыми я располагал. Поэтому делаю это сейчас. Учитывая важность и ценность этой информации, еще раз прошу не только опубликовать ее на Вашем сайте, но и довести до сведения Президента, Министра обороны, Министра иностранных дел и его заместителя, а также, разумеется, руководителя Росатома Румянцева и его преемника Кириенко - ведь все они поддерживают тесные контакты с ИРИ.

В последнее время мне довелось снова оказаться в Иране, и по понятным причинам, я не мог Вам ничего написать. Теперь, когда у меня появилась такая возможность, хочу еще раз обратить Ваше внимание, что неоднократные заверения иранцев о мирной направленности их ядерной программы, а также утверждения о том, что их деятельность абсолютно прозрачна и соответствует всем международным договоренностям - это не более, чем пустые слова. В то же время иранцы продолжают незаконно получать у наших специалистов ноу-хау для создания ядерной бомбы. Они в открытую используют тот факт, что в РФ отсутствует четкая политика в отношении законов о регулировании контроля экспорта, в частности экспорта секретного ядерного ноу-хау. Более того, иранцы умны и хитры: умело используя тот факт, что взаимоотношения между нашими политиками и учеными, а также компаниями частного сектора, не всегда носят конструктивный характер, они нанимают на работу опытных специалистов для проведения расчетов в области технологии нейтронов. Как правило, это касается военной сферы.

Я не стал бы писать Вам обо всем этом, если бы речь шла о нормальной, стабильной стране. Но поскольку речь идет о граничащем с нами радикальном исламистском государстве, идеология которого носит однозначно агрессивный характер, а действия его властей непредсказуемы - налицо угроза безопасности нашей стране и нашим гражданам. Поэтому очень важно, чтобы в рамках своих взаимоотношений с ИРИ наши руководители учитывали угрозу со стороны фундаменталистского режима шиитов, извлекли бы уроки из прошлого и не дали втянуть себя в стратегический альянс с ИРИ, который может привести лишь к кратковременным экономическим результатам. Нельзя забывать, что еще в начале прошлого века иранцы обратились к Японии, чтобы воспользоваться ее опытом в войне с Россией в 1904-1905 гг. По моему мнению, история повторяется, и нашим лидерам не следует забывать ее уроки.

Как в прошлом, так и теперь, японская модель является в глазах иранцев примером, достойным подражания. За последний год, в ходе моих бесед с иранскими коллегами выяснилось, что Агазаде заинтересован добиться реальных результатов и представить их Лидеру Хаменеи еще до окончания срока своей нынешней каденции. Иными словами, он пытается создать в Иране полный ядерный цикл, включая центрифугальное обогащение и исследовательский реактор, вырабатывающий плутоний. Агазаде, который приобрел большой опыт работы с японцами, будучи инспектором МАГАТЭ, посовещавшись с Мехди Ханики, занимающим пост начальника инспекционного отдела в Департаменте ядерной безопасности, пришел к выводу, что умению завоевывать доверие МАГАТЭ не мешает поучиться у Японии, на примере ее гражданского ядерного проекта.

Намерение Агазаде обратиться к японцам является результатом его твердого убеждения, что официальная позиция Японии против создания Ираном ядерного оружия продиктована, якобы, ирано-японской негласной договоренностью, в соответствии с которой, данная позиция последней является лишь отпиской для США. А платой за это послужат будущие сделки по разработке нефтяных приисков в ИРИ, в том числе нефтяного месторождения в Агазедане. Более того, Агазаде стало известно, что в правительственных кругах Японии имеются сторонники создания ядерной бомбы, а ноу-хау, которым располагает Япония, позволит, по оценке Агазаде, реализовать этот план в течение нескольких месяцев.

Вследствие этого, Агазаде решил заручиться поддержкой правительства Японии в установлении контактов между ОАЭ ИРИ и японскими частными предприятиями и НИИ. Его целью было начало совместной работы с этими предприятиями по научному обмену и сотрудничеству. С получением согласия японского правительства на проведение рабочей встречи, Агазаде дал указание Ханики и другим членам иранской делегации довести до сведения японских специалистов следующее:

  • 1. иранская делегация действует абсолютно прозрачно, в соответствии со всеми постановлениями и нормами МАГАТЭ;

  • 2. ИРИ стремится добиться высоких результатов в области науки и техники, с целью повышения качества медицинского обеспечения иранского народа;

  • 3. Иран заинтересован работать в направлении производства таких изотопов, как кобальт-60 (для стерилизации), молибден (для биологического мониторинга), иридий (для рентгена) и т.п.

  • Помимо этого, Агазаде постоянно повторял членам иранской делегации, что иранский народ имеет полное право самостоятельно и твердо стоять на своих ногах. А для этого ему необходимо использовать накопившиеся с годами ноу-хау и опыт дружественных стран, таких как Япония. На первый взгляд, все выглядит вполне прилично. Но фактически, иранцам удалось обвести японцев вокруг пальца, и довольно успешно!

    В августе 2003 г. в Японии входе встречи Мехди Ханики с японскими специалистами, на которой обсуждалась ядерная тематика, иранцы ухитрились выудить у своих коллег очень важную информацию, которая в дальнейшем помогла им уклониться от органов международного контроля. В частности, Ханики интересовался, существует ли необходимость заранее сообщать о деятельности, которая начинается как исследовательская работа в области промышленности, но результаты, которой будут использоваться и в ядерной сфере. Японцы ответили, что в подобном случае не нужно ни о чем заявлять. На вопрос Ханики о необходимости докладывать об исследованиях, связанных с ядерной программой, начинающихся в НИИ, ему сообщили, что об исследованиях, финансируемых из госбюджета, докладывать необходимо. На вопрос о необходимости официального сообщения о частных фирмах и лицах, привлеченных к работам в рамках ядерной программы он получил ответ, что и в этом случае не существует никакой юридической обязанности о чем-либо заявлять. Ханики также спрашивал, в каком случае изделие определяется как "не предназначенное для использования в ядерной сфере", на что ему ответили, что подобное определение относится к медицинской аппаратуре в больницах. Ханики также выяснял у японцев где хранить документацию, связанную с ядерными объектами. Ответ: во время инспекций, документация должна находиться на самих объектах.

    По возвращении из Японии Мехди Ханики попросил некоторых лиц из Министерства обороны ИРИ уклониться от предоставления инспекторам МАГАТЭ документов, находящихся в Исфахане и в других местах, и связанных с проектом исследовательского реактора 40МВт, в ходе работы которого получается плутоний. Агазаде дал указания своим людям демонстрировать европейцам исследовательский реактор и проект по производству тяжелой воды поэтапно, чтобы не вызывать лишнего интереса. Чтобы еще больше затруднить работу тех, кто все же пытается выяснить какие частные фирмы имеют отношение к проекту реактора 40МВт, они решили использовать фирму Noor Afzar Gostar, возглавляемую Джамшидом Сабагзаде, специалистом в области лазерного обогащения, о котором я рассказывал в своих предыдущих письмах. Подставная фирма Сабагзаде служила прикрытием для компании Modern Industries Technique, ведущей проект исследовательского реактора, вырабатывающего плутоний. Все эти действия исходили из того, что органы ядерного контроля считали иранский проект лазерного обогащения урана закрытым и, следовательно, деятельность этой фирмы уже никого не интересовала.

    С этого этапа, указанная фирма продолжает работать в рамках проекта исследовательского реактора, вырабатывающего плутоний - через нее, не привлекая лишнего внимания, добывается техническая аппаратура и набираются ученые и специалисты, прямо под носом РФ и международных органов ядерного контроля. Когда инспекторы МАГАТЭ, прибывшие в этом году в ИРИ, пожелали помимо исследовательского реактора, посетить также завод по производству тяжелой воды в Араке, Мехди Ханики отказал им, сославшись на то, что этот завод не фигурирует в соглашении об инспекциях. В этом случае он в точности выполнил совет, полученный от японцев. В конечном итоге иранцам удалось добиться своего. Им стало ясно, что проект исследовательского реактора в Араке и завод по производству тяжелой воды пока являются для МАГАТЭ проблемой технического характера, решить которую на данном этапе не представляется возможным. Таким образом, ловко пользуясь японской моделью, иранцам удалось обвести всех вокруг пальца.

    В заключение, хочу отметить, что я с большим вниманием слежу за заявлениями моих коллег, в частности г-на Владимира Орлова, в настоящее время возглавляющего ПИР Центр. В этой связи, мне хочется призвать наших руководителей не попадать в ловушку под названием "НИИ" и не доверять пустым заявлениям иранцев. Необходимо руководствоваться голыми фактами, не взирая на то, что они скрыты под тяжелой железной завесой. В апреле 2003 г. г-н Орлов абсолютно четко заявил, что Иран прилагает все усилия к тому, чтобы полностью освоить ядерные технологии, которые позволят ему производить ядерное оружие. Но уже в сентябре 2005 г. он вдруг изменил свое мнение и сообщил, что следует примириться с иранским стремлением развивать свою национальную гражданскую ядерную программу, и что ИРИ вовсе не намеревается создавать ядерную бомбу. Поэтому, из его слов следовало, что Россия должна продолжить свое стратегическое сотрудничество с ИРИ.

    Считаю необходимым еще раз подчеркнуть, что ситуация, сложившаяся на сегодняшний день в ИРИ, требует от наших руководителей занять более осторожную позицию по отношению к Ирану и не в коем случае не поддаваться на развитие стратегического сотрудничества с ним.

    С уважением,
    Маяк.




    Страница:

      Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»