04.11.2005

Фабрицио Драгосей

www.corriere.it & InoPressa.ru

Путин осуждает заявления Ирана, но думает о контрактах

Москва опасается разоблачений в связи с делом бывшего министра Адамова

Русские больше всех обеспокоены заявлениями иранского президента. Не столько из любви к Израилю, сколько из опасения потерять заказы, которые здесь называют "бизнесом".

Речь идет не о пустяках, принимая во внимание тот факт, что иранская ядерная программа рассчитана до 2020 года и предполагает объем инвестиций свыше 40 млрд долларов. Именно этим объясняется крайне осторожная реакция людей Путина на события этих дней, которую следует рассматривать как явный сигнал Тегерану: осторожно, иначе мы будем вынуждены пересмотреть нашу позицию или даже отказаться от выгодных контрактов. "То, что мы видим по телевидению, совершенно недопустимо", - говорит министр иностранных дел Сергей Лавров. Но потом он поторопился уточнить, что заявления иранского президента не будут иметь последствий для ядерной программы.

Таким образом, официально Москва обеспокоена тем, что должна выбирать между западными партнерами (в будущем году она будет председательствовать в "восьмерке") и деньгами от мирного атома. 300 российских предприятий заключили контракты на сумму 2,5 млрд долларов на работы на атомной станции в Бушере, и перспективы для будущего российской атомной промышленности, у которой не так уж много клиентов, учитывая Чернобыль и т.п. инциденты, далеко не розовые.

Но поставляют ли русские лишь гражданское оборудование? Нервозность Кремля, вызванная параллельным делом, разворачивающимся в Швейцарии, может убедить в обратном. Москва (в этом уверены, например, Соединенные Штаты) могла продать иранцам технологию по созданию атомной бомбы. В тюрьме Швейцарской Конфедерации находится Евгений Адамов, бывший российский министр атомной энергетики, которого разыскивают Соединенные Штаты в связи с делом о взятках, связанных со средствами, выделенными на уничтожение российских ядерных отходов. Швейцарцы явно опасаются, что Адамова могут убить.

Адамов не предавал. Но Москва опасается, что может предать. В Соединенных Штатах его ожидает приговор: 60 лет тюрьмы, Берн уже дал согласие на экстрадицию. После ареста российская прокуратура поспешила выписать свой международный ордер на арест Адамова.

И теперь русские настаивают, в том числе и перед швейцарскими судами, чтобы коррумпированный министр был выдан им, а не американцам. Да и сам обвиняемый обратился с просьбой о его передаче российскому правосудию, а не американскому. Что это? Страх, что перед лицом возможного сурового приговора Адамов примет предложение спецслужб и начнет "петь". Но о чем?

Адамов - человек, который с самого начала курировал контакты между Россией и Ираном. Сначала в частном порядке, через предприятие, которым он руководил. А потом и как министр, а на последнем этапе - вновь как "частное лицо". Если и существуют "неудобные" секреты, которые Адамов может раскрыть, то, в таком случае, они касаются передачи иранцам "мирной" ядерной технологии. А она на деле может оказаться и не такой уж мирной.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»