08.06.2001

Борис Петров

Наш край, г. Красноярск

На перепутье

Когда таинственный "почтовый ящик" - Красноярск-26, ныне город спутник краевого центра Железногорск раскрывает свои атомные секреты. Приоткрывается и занавес над строительством завода по переработке отработанного ядерного топлива, которое вызывает откровенный протест со стороны некоторой части общественности края.

Недавно корреспондент нашей газеты побывал в командировке в городе Железногорске. Мы намерены опубликовать по ее итогам цикл статей. Это не будет агитация "за" или "против" ввоза в город ОЯТ из-за рубежа и строительства завода по его переработке. Это будут просто рассказы о жизни, быте, работе железногорцев. В их подготовке помогали Ч стремлением к откровенному и прямому обмену мнениями Ч они сами. И, в первую очередь, это были супруги Коскины: заведующий организационным отделом "Школы космонавтики" Наталья Николаевна и руководитель группы ученых радиационно-технологического Центра ГХК Владимир Витальевич.

Стабилизация внутриполитической и экономической ситуации в России стала заметным достижением последних полутора-двух лет. Но впереди еще большая, нелегкая и кропотливая созидательная работа, направленная на качественное преобразование общества, экономики и государственных институтов. Россия должна совершить "рывок в будущее" за счет форсированного развития наиболее " продвинутых" областей экономики, использования наукоемких и передовых технологий, развития сферы услуг и туризма.

При этом важно отметить, что Россия должна ликвидировать усиливающийся углеводородно-топливный и минерально-сырьевой крен в структуре народного хозяйства и экспорта, избежать превращения в сырьевой придаток промышленно развитых стран. Сегодня у России есть шанс заявить о себе как о промышленно развитом государстве, подойти к решению многих внутренних проблем за счет реализации новых научно-промышленных проектов. Один из них - укрепление позиции на мировом рынке по обращению с облученным ядерным топливом (ОЯТ) за счет расширения его ввоза для хранения и переработки. Подобные суперсовременные технологии находят в России как сторонников, так и противников. Недаром в Госдуме проходил в двух чтениях пакет законов о возможности ввоза в Россию облученного ядерного топлива. Интересно, что оппозиция, по сути, отрицает наличие весьма развитого международного рынка производства, хранения и переработки ОЯТ. Среди них есть и добросовестно заблуждающиеся, и эмоционально неустойчивые люди, и политические оппоненты сегодняшней российской власти, из "принципа" осуждающие все инициативы. Есть среди них и экологи - алармисты, делающие себе имя на сгущении красок и драматизации ядерных проблем. Есть вольные или невольные помощники конкурентов России на международном рынке обращения с ядерным топливом, и ре мирных ядерных технологий. Именно эти группы и составляют сегодня "антиядерную оппозицию", именно их взгляды находят сегодня преимущественное отражение в СМИ.

Позиции сторон в этом важнейшем для будущего России деле требует тщательного анализа, поскольку оно напрямую зависит от того, что и как будет происходить в ядерной энергетической сфере.

В публичных дискуссиях антиядерная оппозиция, говоря о ядерном топливе, практически всегда использует, эмоционально окрашенную аббревиатуру РАО (радиоактивные отходы), и ОЯТ рассматривают как "отработанное ядерное топливо. Минатом России под ОЯТ понимает и подразумевает "облученное ядерное топливо". В этих, на первый взгляд, филологических тонкостях заключен чуть ли не основной смысл развернувшейся сейчас полемики. Облученное ядерное топливо Ч это не отходы, а ценное энергетическое сырье, подлежащее дальнейшей переработке по имеющимся не только в Великобритании, Франции, США, Японии, но и в России уникальным технологиям.

Второе существенное расхождение между антиядерными радикалами и сторонниками переработки ОЯТ касается существа предлагаемых организационно-технических процедур в отношении зарубежного ОЯТ. Первые утверждают, что в Россию будут ввозиться как ОЯТ, так и РАО, при этом часто подменяя одно понятие другим, и что якобы обратного движения ядерных материалов из России вообще не предусмотрено. Но все это Ч общие рассуждения, построенные на догадках и "ощущениях". В то же время существует, и оно представлено в Госдуму, подробное технико-экономическое обоснование программы хранения и переработки ОЯТ. В Думу внесены законопроекты, регулирующие работу с иностранным ядерным топливом. В этих документах нет ничего, что указывало бы на намерение ввозить в Россию собственно РАО Ч отработанный и не подлежащий дальнейшему использованию " ядерный мусор" в чистом виде. Это было и остается противозаконным.

В третьих, антиядерные активисты нередко пытаются представить дело так, будто в России собираются развернуть некое производство, которого якобы никогда не существовало. Это неправда. В России десятки лет работают АЭС, на которых образуется свое национальное ОЯТ. К тому же, в соответствии с прежними еще советскими договорами, в нашу страну ввозится ОЯТ с реакторов, построенных с помощью СССР в других странах. Несколько десятилетий успешно работает по этому принципу на Урале завод РТ-1.

Еще одно серьезное размежевание между оппонентами пролегло на уровне межгосударственных отношений Ч антиядерное лобби утверждает, что ОЯТ России навязывают ее недоброжелатели. На самом же деле, если вопрос о ввозе ОЯТ будет решен положительно, России предстоит еще нелегкая борьба с зарубежными конкурентами за право заключения контрактов. У Великобритании и Франции уже есть заказы на переработку 22 тысяч тонн ОЯТ из других стран. Свой завод строит Япония.

Наконец, еще одно принципиальное возражение противников переработки зарубежного ОЯТ заключается в том, что, дескать, этот проект затевается Минатомом РФ исключительно в собственных корыстных интересах. Конечно, некоторая часть средств от реализации контрактов будет направлена на нужды атомной отрасли, но только часть. Надо понимать и учитывать, что модернизация атомной энергетики, улучшение финансирования отраслевой и академической науки, осуществление экологических программ, включая утилизацию реакторов списанных атомных судов и дезактивацию зараженных ранее территорий Ч все это требует немалых средств. Так что будущие контракты полностью соответствуют государственным интересам России.

И вообще, предполагаемая работа на международном рынке обращения с облученным ядерным топливом способна обеспечить России значительные политические "дивиденды", экономические и социальные преимущества.

Все эти проблемы имеют прямое отношение и к Красноярскому краю, потому что в Железногорске находится современный ядерный комплекс, который должен принять самое непосредственное участие в реализации намеченных программ по обращению с зарубежными ОЯТ.

К сожалению, из-за шума, производимого прессой и телевидением по этой проблеме, сущность предложений по ее решению сегодня практически не обсуждается. Противники ядерной энергетики напирают главным образом на эмоции. И опять перед нами стоит проблема выбора между громкими словами об экологических бедах и конкретными делами по развитию промышленного потенциала. Россия по-прежнему на перепутье.

Борис Петров, ведущий инженер Бюро общественной информации радиационно-экологического




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»